5

Мария Бутина: право на оружие и самооборону - общечеловеческая норма

В этой связи редакция all4shooters особое внимание уделяет новостям из области оружейного законодательства и тесно связанного с ним права граждан на самооборону. Мы уже сообщали о проведении в Москве  II-го cъезда движения «Право на оружие». Это движение возглавляет Мария Бутина, и мы обратились к ней с просьбой представить ее движение для наших читателей, познакомить с его целями и задачами, а также рассказать об итогах состоявшегося съезда.

 

Мария, скажите, пожалуйста, как родилось Ваше движение?

Оружием я увлекалась всегда, сколько себя помню (видимо, это наследственное). Несколько лет назад, после окончания университета, мы с группой единомышленников из Сибири и Москвы вплотную занялись проблематикой защиты прав и интересов законопослушных владельцев гражданского оружия. После этого к нам стали присоединяться всё новые регионы и люди. Небольшая активность в интернете быстро разрослась до вполне разнообразной общенациональной деятельности с широкими международными контактами. До конечной цели нам ещё далеко, но некоторые наработки уже есть. 

Нас долгое время пытались убедить в том, что «травматическое оружие» является адекватной альтернативой короткоствольному нарезному огнестрельному. Однако в последние годы чётко наметились тенденции к полному вытеснению оперативного оружия для самозащиты, и такая ситуация не могла нас устроить. Это стало последней каплей, после чего стало приходить понимание того, что люди, увлекающиеся оружием, должны иметь какое-то отношение к выработке государственной политики по этой тематике, и никто, кроме них самих, им этого участия не обеспечит.

Что и как в первую очередь следует менять в Законе об оружии РФ? Как Ваше движение планирует достичь этих изменений?

До нас в России, к сожалению, отсутствовала массовая общественная организация, которая могла бы концентрировать и продвигать в публичном пространстве интересы владельцев гражданского оружия. Это определило особенности нашего законодательства в сфере необходимой обороны  и оружия, являющегося, на наш взгляд, самым строгим в Европе и уж точно не соответствующим нашему территориальному и историческому положению. Депутатов и политиков за это обвинять не стоит, ведь им неоткуда брать представление о сфере, которую они берутся регулировать. 

Мария Бутина: право на оружие и самооборону - общечеловеческая норма
Александр Торшин – Первый заместитель Председателя Совета Федерации, юрист и общественный деятель, который наиболее активно из всех российских политиков выступает за легализацию короткоствоьного оружия. Кстати, А.П. Торшин - член Попечительского совета Федерации практической стрельбы РФ и пожизненный член NRA

В результате мы получаем абсурдную ситуацию, при которой в России есть более 5 миллионов владельцев гражданского оружия, спецсредства вроде «травматики» в гражданском обороте, миллионы единиц легальных убойных дробовиков и снайперских винтовок, но базовое средство самообороны в виде короткоствольного нарезного огнестрельного оружия для широкого гражданского пользования запрещено. Хотя в стране и имеется более десяти тысяч единиц «наградных» пистолетов, однако «простые смертные» лишены возможности владения наиболее адекватным средством для самообороны. Не случайно в США при примерно одинаковом количестве ружей и пистолетов на руках у населения, 80% успешной вооружённой самозащиты осуществляется именно при помощи пистолетов и револьверов. В России этот массив гражданского сопротивления преступности серьёзно затруднён. Это во многом и определяет то, что наша страна обладает самым высоким уровнем криминальных убийств на душу населения в Европе. Разрешение гражданам владеть нормальным короткоствольным оружием – это наша основная на сегодня проблема и задача. 

Кроме неё есть острые проблемы в сфере необходимой обороны – зачастую суды неверно квалифицируют подобные случаи как преступления.

Есть проблема явно завышенного пятилетнего стажа владения гладкоствольным оружием, для получения возможности приобретения нарезного, что является навязанной услугой, не выдерживающей критики. В соседней от нас Украине такого стажа нет, но конца света от этого почему-то не произошло. 

Существуют значительные трудности в развитии стрелковой отрасли в стране, особенно в части сертификации новых тиров и стрельбищ, драконовских ограничений на количество патронов в собственности и прочие мелкие, но крайне разрушительные и подрывные для стрелковой отрасли ограничения. Сохраняющийся фактический запрет на рекламу оружия в России также не содействует развитию отрасли и повышению уровня оружейной культуры в стране.

Методы изменения законов стандартные – организация кампаний общественного давления на лиц, принимающих решения, работа с общественным мнением и СМИ. Для всего этого первейшей нашей задачей является организационное строительство, консолидация оружейного сообщества, создание позитивных информационных поводов и комментариев, чтобы граждане и политики узнавали об оружии не только из случаев массовых расстрелов. 

Нам бы хватило и несколько тысяч совместно действующих человек для продвижения всех необходимых законодательных изменений, будь то сборы подписей,  легальные уличные акции или направление писем нашим депутатам, однако собрать и организовать такую массу единомышленников – задача не из лёгких и пока счёт идёт всего на сотни активистов.

ТВ, радио, бумажная и электронная пресса буквально зомбируют рядового обывателя мифом об опасности оружия. Дескать, если либерализировать оружейные законы, то россияне со своим особым «менталитетом» перестреляют друг друга на улице.  Как побороть столь сильно развитое предубеждение?

Мария Бутина: право на оружие и самооборону - общечеловеческая норма
Украшением съезда стал показ оружейной моды

Предоставлением альтернатив, других точек зрения. Представьте себе ситуацию, при которой население узнавало бы об автомобилях только из громких случаев ДТП – установки были бы соответствующие. Чтобы люди изменили своё отношение к гражданскому оружию, необходима кропотливая работа по повышению оружейной культуры, по созданию альтернативных информационных поводов и доведению до общества противоположной точки зрения. Проведение уличных акций и других кампаний общественного давления позволяет заявлять о наличии таких альтернатив. Спикеры нашего движения, в том числе в удалённых провинциальных регионах, часто дают журналистам комментарии по теме, благодаря чему проблемы, связанные с гражданским оружием, комментируют не только воинственные профаны. Чтобы проникнуть во все СМИ и получить доминирование в информационных потоках потребуется ещё немалая работа, но уже сейчас любой интернет-опрос по теме отношения граждан, например, к расширению прав на оружие, демонстрирует уверенную победу его сторонников. 

За последние годы общественное мнение в России существенно сдвинулось в эту сторону. Сейчас уже 39% наших сограждан высказывается в поддержку расширения прав на оружие, поэтому можно говорить, что «менталитет»  в России достаточно быстро эволюционирует. Будущее этих процессов во всём мире всецело зависит от нас с Вами, людей нужно и можно переубеждать и просвещать.

К сожалению, большинство российских СМИ настроены против либерализации оружейных законов и множество из них выступают, наоборот,  за еще большее число запретов и ограничений для владельцев оружия. В то же время российская оружейная пресса, призванная защищать их права, все время остается в стороне. Как Вы объясните такой феномен?

Следует понимать, что эта отраслевая пресса, к сожалению, не столь уж сильно развита и находится в слишком тяжёлом положении, чтобы заниматься гуманитарной и общегражданской проблематикой.

Тут важно понимать, что сама идея реформирования законодательства, «легализации пистолетов» и деятельной роли отрасли в этих процессах долгое время считалось чем-то маргинальным. Организация митингов и пикетов до сих пор ассоциируется только с антиправительственными выступлениями и попыткой «оранжевой революции». 

СМИ в этом плане не выполняют некоего злого умысла, они лишь отражают мнение общества и власти. Напомню, что абсолютное большинство основных СМИ в России прямо или косвенно принадлежат государству, что накладывает определённую национальную специфику, необходимость более плотной кулуарной работы.

Нам потребуется ещё приложить массу усилий, чтобы переломить эти установки отрасли, власти и общества в отношении оружия. Переломить их можно, если учесть, что в США несколько десятков лет назад ситуация с общественным мнением и отношением СМИ была аналогичной, однако сегодня обе правящие партии и более 80% населения  едины  в признании прав граждан на оружие самообороны - дискуссия сместилась уже в сторону права на «штурмовое оружие». Это не случилось само по себе, и я верю, что каждая национальная организация владельцев оружия сможет обеспечить ещё более масштабные изменения.

Расскажите, пожалуйста, об итогах  II-го cъезда движения «Право на оружие». Довольны ли Вы его результатами?

Я слишком заинтересованная сторона, чтобы оценивать результаты этого съезда. Его организация стоила мне многих суток стресса и бессонницы, однако определённые  объективные итоги, конечно, имеются.

Кроме формальных моментов, вроде решения о перерегистрации «Право на оружие» из межрегиональной во всероссийскую организацию, принятия, в соответствии с этим, нового устава и переизбрания правления организации, также имел место ряд очень важных для всей отрасли шагов. 

Почётное членство в организации «Право на оружие» приняли 20 лидеров общественного мнения, таким образом, открыто выступивших с поддержкой наших требований. В том числе среди них оказались актёр Иван Охлобыстин, первый министр экономики России Андрей Нечаев, первый заместитель председателя Совета Федерации (верхней палаты национального парламента) Александр Торшин, несколько членов общественной палаты, 7 депутатов Государственной думы, известные журналисты и блоггеры и т.д. 

Свои слова приветствия и поддержки участникам съезда направили лидеры двух из 4-х парламентских партий, а от третьей выступал руководитель фракции в региональном парламенте. На мероприятии, возможно впервые в подобном формате, удалось объединить представителей всех основных политических сил  в стране, а также значительную часть отрасли.

Кроме того, в части международной конференции, в съезде участвовали представители оружейных сообществ 11 стран, были достигнуты определённые договорённости в области консолидации европейского оружейного сообщества, а также сотрудничества с NRA – Национальной Стрелковой Ассоциации США и другими братскими нам общественными организациями. 

Мария Бутина: право на оружие и самооборону - общечеловеческая норма
Модели демонстируют различные способы скрытого ношения оружия

Удалось провести первое в истории России дефиле скрытого ношения оружия женщинами в повседневной одежде, что, вместе с остальными элементами съезда, позволило добиться определённого информационного резонанса и выхода оружейного сообщества далеко из узкоотраслевых рамок. Всё это я считаю серьёзным заделом для нашей дальнейшей работы.

Как развиваются контакты у «Право на оружие» с другими зарубежными коллегами?

В 2012 году на I съезде организации «Право на оружие» уже удалось заключить договоры о сотрудничестве с оружейными сообществами Эстонии, Украины и Казахстана. В течение последующего года мы наращивали с ними контакты ответными визитами, организацией групповых выездов для изучения жизни местного оружейного сообщества, обменом опытом и информацией. В 2013 году данная практика была расширена до оружейных сообществ США, Италии, Израиля, Белоруссии, Латвии, Молдавии и Болгарии. Кроме развития этих контактов, сейчас мы пытаемся наладить сотрудничество с уже откликнувшимися оружейными сообществами таких стран, как Тайвань, Индия и Австралия. Наша основная цель в этой плоскости - включиться в общеевропейское движение защиты прав граждан на оружие. 

Мы прекрасно понимаем взаимосвязь и взаимозависимость современного мира. Опыт и практика других стран очень многое значат и о них мы должны знать из первых уст, причем значительно больше наших оппонентов. Кроме того, международная кооперация имеет огромные перспективы в плоскости давления на другие наднациональные структуры, прежде всего, на ООН. Эта организация уже реализует в значительной мере повестку и требования ряда международных правозащитных ассоциаций, почему бы ей не признать актуальность наших требований? Закрепление прав на оружие и самооборону в числе общечеловеческих норм могло бы очень серьёзно содействовать реализации наших требований в рамках национального законодательства.

В марте следующего года движение «Право на оружие» планирует принять участие в крупнейшей европейской оружейной выставке IWA в Нюрнберге. Что ожидаете Вы и Ваши коллеги по движению от ее посещения?

К сожалению, я не уверена, что лично смогу присутствовать на этом знаковом мероприятии. Однако я рассчитываю, что и без меня в Нюрнберг удастся отправить делегацию нашего движения. Мы в любом случае рассчитываем установить с европейским оружейным сообществом достаточно тесные контакты, чтобы иметь возможность оперативно обмениваться  информацией о национальном опыте той или иной страны, прилагать совместные усилия по правозащите. Да и посещение одной из крупнейших мировых выставок оружия само по себе бесценно и обещает быть более чем увлекательным!

Оценить этот образец
5 (2 рейтинги)
Для правильного и полного функционирования наших сервисов необходимы файлы cookie. Нажимая кнопку [OK], вы соглашаетесь с тем, что в нашем домене в Интернете используются файлы cookie.